Георгиевская ленточка

ОХОТА НА ЗАЙЦА-РУСАКА

 Все сказанное ниже относится только к зайцу-русаку и взято из личного опыта охоты на юге Красноярского края. За многие годы троплением мной было добыто несколько сотен русаков, обычно по 20-30 за сезон (ограничения на количество трофеев у нас появились только в последние годы). Цель этих заметок — обменяться опытом, хотя совсем не факт, что в другой местности и при других климатических условиях поведение русака будет точно таким же.


Даже у нас поведение русака за последние лет двадцать значительно изменилось из-за изменения климата (незамерзающий ниже СШ ГЭС Енисей) и увеличения охотничьего и «фермерско-собачьего» пресса. В отличие от прошлых лет, последние лет пятнадцать заяц все реже ложится непосредственно у хорошо заметных, выделяющихся на открытой местности предметов — опор ЛЭП, крупных валунов, больших отдельных кочек, единичных деревьев и т.п.
Обязательно подходит к ним, наследит, напутает, часто имитирует лежку, но ляжет в сторонке, хотя и недалеко, всегда оставляя эти предметы и свои следы к ним в поле зрения. Нынешние молодые зайцы нередко ведут себя так, как раньше матерые, поэтому любая мелочь может иметь свое значение. Я вообще считаю, что для серьезного охотника нет мелочей.
До охоты
Все увиденное в угодьях в любое время года записываю и систематизирую, чтобы при сборах на охоту легко сориентироваться с выбором места в зависимости от погоды. Убежден, что нет такой погоды, чтобы невозможно было подобрать место и способ охоты. Поздней осенью стараюсь проехать по основным полевым дорогам и «направлениям» будущих охот и устранить препятствия в «трудных» местах: обследую броды на скрытые ямы и валуны, расчищаю и делаю новые проезды на обвалившихся обрывах промоин, оврагов и берегов рек, убираю упавшие деревья и т.д.
Не только в сезон охоты, но и до него, в поездках за грибами-ягодами, на рыбалку или на отдых стараюсь проехать по местам вероятного перемещения русака так, чтобы проложить машинную колею вдоль крепей, болотин с кочками, зарослей бурьянов, границы лес — поле, по закрайкам покосов, луговин, пересечь дорожки и тропки между колками и т.п. При поиске следов на снегу еду опять по этим колеям — заяц, лиса, косуля охотно пользуются такими «тропинками», что значительно сокращает время поиска зверей.
О чем не следует забывать
При всех подозрительных изменениях цепочки следов надо вести себя так, будто лежка зайца находится рядом, не задерживать надолго свой взгляд на одном месте. По отношению к последней «двойке» лежка всегда находится с той же стороны, что и скидка, и ложится заяц так, чтобы контролировать последний участок своих следов. Вот только как узнать, какая «двойка» последняя? Место для лежки русаком чаще всего выбирается там, откуда можно за 2-3 прыжка скрыться из виду (за пригорком, в канаве, низинке, в густой траве или зарослях и т.п.) или быстро набрать скорость (неглубокий снег, наст, голая земля); в солнечные дни заяц часто пользуется отраженным теплом (от камней, обрывчиков, темных пней, стволов деревьев и т.п.) — особенно в морозы и бескормицу.
Реальные условия охоты не бывают идеальными, поэтому при выборе пути подхода к вероятной лежке следует учитывать мешающие факторы по степени их важности:
1) «отрезать» от ближайших укрытий (заросли травы или кустов, смена рельефа и т.п.), чтобы поднятый заяц не мог скрыться из виду всего за несколько прыжков;
2) на склонах идти вдоль склона, предварительно проверив вверху;
3) маскировать свои шаги, ступая по «мягким» участкам (рыхлый снег, валки травы и т.п.), на каких-то участках даже идти «бредущим» шагом (не поднимая ног);
4) избегать ослепления солнцем (я на все охотничьи головные уборы пришил козырьки).
Приближаясь к препятствию выше 1,5-2 метров (группа деревьев, отдельный куст, рулон сена и т.п.), за которым возможна лежка зайца, не следует сразу подходить слишком близко — это увеличивает «мертвую зону», пользуясь которой зверек может убежать достаточно далеко, пока его увидит охотник. Да плюс время навскидку — прицеливание, вот и уйдет «косой» за пределы выстрела.
Поэтому сначала лучше на некотором удалении обойти вокруг вероятного места лежки и убедиться в отсутствии выходного следа. Если со следами разобраться не удается (многоследица, затоптано скотом или транспортом и т.п.), ближе подходить лучше по спирали, приближаясь к укрытию постепенно, в постоянной готовности к резким перемещениям вправо-влево.
Признаки ухода зайца с кормежки на лежку
— След с места кормежки идет более широкими прыжками в каком-то определенном направлении;
— резкие изменения направления движения с выходом на торные тропы или дороги, но с последующим возвращением к ранее выбранному направлению; — имитация кормежки: 2-3 раза присаживается под отдельные кустики, немного ковырнет снег, уронит пару «шариков» и продолжает движение широким шагом;
— участившиеся «двойки» и «тройки».
Признаки близкой лежки 
— Переход с длинных прыжков на более короткие, частые присаживания и топтание на месте, во время которых заяц изучает обстановку (прислушивается и осматривается);
— после достаточно длинного следа «двойки» и, особенно, «тройки» сопровождаются более скрытными скидками. При многоследице не стоит тратить время на распутывание следов набитой тропы или участка, проще и надежнее использовать два приема: а) «обрезать» участок по кругу, передвигаясь по возможности по более открытым местам
— здесь проще разбираться, так как заячьи тропы чаще расходятся на отдельные «строчки», чем в зарослях; б) пройти вдоль набитой тропы и проверить следы, отходящие от нее в сторону. Я неоднократно убеждался, что попытки искать следы сразу по обе стороны тропы часто приводят к ошибкам и потере времени на повторные поиски. Поэтому я тщательно ищу следы сначала по одну сторону, затем, на обратном пути, по другую.
Особое внимание уделяю следам зайца, идущего на махах (они чаще идут в сторону лежки или как минимум уходят далеко от основной массы, и с ними легче разбираться). 

Немного о повадках зайцев

Зайцы отлично чувствуют изменения в погоде, и перед предстоящим скоро ветром или снегопадом их малик намного короче. Поэтому если прогноз (или мои суставы) пророчит днем изменение погоды, выезжаю на охоту еще по сумеркам и почти всегда успеваю вытропить одного-двух русаков.
Не следует делать поспешных выводов об отсутствии зайцев после обильных или затяжных снегопадов, особенно первых, когда они еще не вылиняли. В такой обстановке зайцы могут лежать, не вставая, до нескольких суток, затем появляется сразу большое количество следов, разобраться в которых довольно затруднительно.
Сильные или продолжительные ветры оголяют полоски земли на полях или короткой травы на луговинах, и зайцы обязательно пользуются такими участками, особенно на последней части пути на лежку. Потеряв след в таком месте, я отхожу на несколько метров, до ближайшей заснеженной полосы, и иду параллельно выдутому участку до обнаружения выходного следа.
При необходимости прохожу и с другой стороны, а при неудаче повторяю поиск на большем расстоянии, выбрав широкую полосу снега в направлении мест, удобных для лежки. При должной настойчивости след всегда находится — зайцы не летают. Малики в таких случаях намного проще и короче, поэтому каждая скидка требует повышенного внимания, т.к. может оказаться последней перед лежкой.
Чем лучше видно следы, тем больше «мастерит» заяц. Те места, где поднятого с лежки зайца стрелять невозможно (крепи, густая высокая трава или подрост и т.п.), я просто прочесываю змейкой с целью выгнать зверьков на более открытое место.
К троплению возвращаюсь минимум через час-полтора — такие малики в разы проще и короче ночных. Два зайца крайне редко ложатся рядом (исключение — парные зайцы, о них — ниже). Несколько лежек рядом можно видеть в двух случаях: а) имитация лежек матерым русаком (ложится на одной из них или поблизости); б) один и тот же заяц ложится несколько ночей на одном месте (где его не беспокоят и где хорошо контролируются подходы с любого направления).
Пока снег не слишком глубокий, русак охотно забирается на лежку в густые заросли высокой травы, кочки, бурьяны. Затем, когда снега становится больше, а в траве особенно (ветром набивает), заяц ложится только по закрайкам таких мест, причем нередко всего лишь на расстоянии одной-двух скидок. Именно поэтому, чтобы не пропустить скидку на лежку, следует прокладывать колеи перед сезоном охоты не ближе 2-3 метров от края.
С установлением наста опять могут ложиться где угодно, используя наст для сокрытия своих следов (видны только следы от когтей). При поиске следов когтей на насте пользуюсь поляризационной насадкой на очки. Очень сложно вытропить зайца в туман — даже на открытых местах, по пороше и в сравнительно мягкую погоду. Не могу привести ни одного случая, когда мне удалось бы это сделать целенаправленно (случайные трофеи не считаю). Не знаю, чем это объяснить, но лежка всегда оказывалась уже пустой, заяц будто растворяется в тумане. Казалось бы, туман должен приглушать звуки шагов или лыж и укрывать охотника, но происходит иначе, и я от тропления в туман отказался.
Не раз убеждался, что если ты не встречаешь следов там, где раньше были зайцы, то это еще не значит, что их нет или выбили охотники. Чаще всего они переместились в болота, кочкарники, крупную пахоту, более кормные или менее доступные для охотников места (в первую очередь для транспорта). Но с увеличением снежного покрова, с появлением глубоких сугробов и надувов, мешающих проезду транспорта, они возвращаются на свои привычные места обитания.
Я почти всегда заканчиваю сезон в тех же местах, где начинал — УАЗ на «военных» мостах позволяет это практически при любом снеге. Да и после окончания сезона, до самой весны, выезжая на отдых, стараюсь проехать по охотничьим угодьям и всегда убеждаюсь, что зайцы возвращаются. 

Тропление   

 Минимум шума при троплении важнее даже, чем маскировка в одежде  в связи с тем, что заяц обнаруживает охотника на слух гораздо раньше, чем увидит. Чтобы приблизиться к предполагаемой лежке на расстояние уверенного выстрела, часто приходится двигаться не по следу (и уж тем более, не по прямой), а обходя стороной «шумные» места (наст, ветки, грубую стерню и т.п.).                                
При поисках скидки на сложных двойках-тройках (пересеченная местность, малоснежность, густая трава) я прохожу сначала по одну сторону от следа, затем по другую. Это позволяет идти от основного следа на некотором расстоянии. Первые три прыжка скидки заяц старается сделать скрытно (в пучок травы, на голую землю, за кустик), и только затем идут обычные, более заметные следы.
Поиски их непосредственно с двойки, да по обе стороны сразу, могут оказаться трудными, да еще с продолжительным топтанием на месте. А это сигнал опасности для зайца, и он сразу постарается скрыться, как только повернешься к нему спиной. Кто из нас не приходил к пустой, но еще теплой лежке? Кстати, о том, что заяц снялся с лежки за спиной у охотника, можно с уверенностью судить по следам: первые короткие два-три прыжка.
Если же двигаться прямо в направлении на лежку, заяц срывается сразу на махах, часто с шумом. Исключение из этого правила — сильный мороз. Только на открытых участках с хорошей видимостью (стерня, пашня, «зеленка», чистая выкошенная луговина) я ищу скидку сразу по обе стороны от следа, но такое случается нечасто.
Во время тропления ни в коем случае не следует смотреть на следы у себя под ногами: при этом сильно уменьшается поле зрения, а у зайца больше шансов подняться с лежки незамеченным. Смотреть надо на дорожку следов на максимальном расстоянии — так легче заметить любое изменение в равномерной цепочке отпечатков, особенно если этому предшествовали двойки или тройки, скидки.
Очень важно, чтобы «подозрительный» участок следов и вероятные места лежки были с одной стороны от вас. Если таких мест несколько и они не попадают в поле зрения одновременно, то я, например, отхожу своим следом назад, выбираю одно из мест вероятной лежки и по дуге подхожу к нему так, чтобы направление на «подозрительный» участок, от которого пятился, оставался в поле зрения.
Спешить не следует. Лишние две-три минуты погоды не сделают, а вот пропуск скидки, особенно если она была последней перед лежкой, намного уменьшит ваши шансы подойти на выстрел. Впрочем, излишне взвинчивать себя и держать в напряжении не стоит, это быстро утомляет и физически, и психологически, а главное, приводит к поспешным, а значит, неточным, выстрелам. Себя я сдерживаю напоминанием о том, что заяц сначала должен меня услышать, затем увидеть и лишь потом выбрать момент для ухода с лежки.
А происходит это почти всегда на расстоянии выстрела, не считая редкие случаи такого состояния погоды, когда лучше заняться другими видами охоты. Далеко не всегда заяц уходит рывком, на махах или с шумом. Если подойти к лежке очень близко, но при этом повернуться к ней спиной, то косой встанет тихо и короткими прыжками направится к ближайшему естественному укрытию — к полоске травы, канавке, кустикам — и только тогда перейдет на махи. Когда есть основания уверенно полагать, что лежка находится рядом, на дистанции выстрела, результативным бывает следующий прием.
Нужно резко, как бы демонстративно сделать шаг-другой в направлении предполагаемой лежки и замереть на одну-две минуты, затем повернуться всем корпусом в другом направлении и сделать то же самое. При этом нельзя останавливать взгляд на одной точке, нужно продолжать отслеживать и другие направления.
Подобного поведения человека русак чаще всего не выдерживает и встает. Даже если в это время ваш взгляд направлен не на саму лежку, из-за близкого расстояния можно сделать не менее трех неспешных выстрелов (я троплю с полуавтоматом). Этот прием позволяет экономить силы и время: не надо подходить к каждой предполагаемой лежке.
Когда след ведет к обрывам или крутым ступенчатым склонам, не стоит подходить прямо по следу, лучше зайти немного со стороны (из-под ветра, от солнца, от ближайших укрытий, от дороги) и добраться вдоль гребня до следа, а затем дальше. Такие места очень нравятся зайцу: снег выдувается до земли, которая скрывает следы зверька, и лучше прогревается на солнце, а с подветренной стороны склонов образуются снежные козырьки и надувы с твердым настом, что создает дополнительные укрытия и тоже прячет следы.
Каждому из нас, наверное, случалось точно определить небольшой участок, на котором залег заяц, подойти к нему на расстояние выстрела, обойти вокруг и убедиться в отсутствии выходного следа. Но часто такая, казалось бы, 100-процентная ситуация провоцирует на поспешные и необдуманные действия.
Следует помнить, что заяц нас давно и видит и слышит, он отлично знает обстановку, рельеф местности, растительность и только ждет момента использовать свой шанс. Прежде всего надо как можно раньше занять выгодную позицию: отрезать русаку путь к ближайшим укрытиям, зайти со стороны возвышения, устранить засветку солнцем и т.д. Затем важно внимательно осмотреть снежный покров и любой, даже нечеткий, отпечаток считать вероятной скидкой.
Если следов так много, что разобраться в них трудно, если они теряются в траве, ветках, кочках, если входных следов больше, чем один, а удобных мест для лежки слишком много, то я просто методично прочесываю весь участок. Двигаюсь змейкой, в направлении сверху вниз, а на ровном месте иду от ближайших соседних укрытий в сторону открытого места с частыми остановками на одну-две минуты. Такой поиск челноком хорош для неопытных охотников, поскольку исключает уход зайца за спиной.
Помогает поднять зайца и движение рывками — с неравными промежутками, с резкой сменой направления. Во время приостановок я поворачиваюсь всем телом в разные стороны, но при этом всегда оставляю в поле зрения непройденный участок. Бросать камни, палки и другие предметы в подозрительные места не имеет смысла: заяц на это почти не реагирует, а вот контроль над оружием теряется.
Если во время тропления следы зверька местами видны плохо, то рядом с последним четким отпечатком я обязательно делаю хорошо видимую издалека пометку — бороздку до земли. Бывает, приходится возвращаться к этой метке и начинать поиски заново.

На машине  

    Годы берут свое, и мне уже приходится экономить силы и все больше использовать транспорт.  Если проезжаю на машине вдоль следа по полевой дороге или колее и вижу начало (конец) «двойки» или скидку, отмечаю это место вильнув рулем и, не останавливаясь, проезжаю дальше. Только убедившись, что заяц снова не вышел на дорогу (часто он делает это по нескольку раз), останавливаюсь и пешком возвращаюсь к  отмеченному месту.                                                                                       Во время коротких остановок для изучения следа двигатель не глушу и дверями не хлопаю - на машину заяц реагирует гораздо спокойнее, чем на выходящего из неё человека.   При остановке для тропления стараюсь съехать с дороги, удалившись в противоположную от скидки сторону  метров на 50, и двигатель глушу только когда уже готов идти (ружье в руках и заряжено). Часто бывает удобнее ставить машину до скидки, в этом случае лучше возвращаться не задним ходом, а объехать по дуге в противоположную от скидки торону.                                                                                     Поднятый заяц очень часто устремляется к дороге и машина может помешать выстрелить, что со мной случалось неоднократно.                                                                                                      
ЕСЛИ ЗАЯЦ УШЕЛ
Я всегда придерживаюсь правила: как только увидел, что поднял зайца, выходи на его гонный след не ранее 10–15 минут, даже для проверки, нет ли крови и шерсти, если стрелял. Практически всегда, отбежав на сравнительно небольшое расстояние (150–300 метров), русак садится и некоторое время наблюдает. Если он видит, что по его следу идет охотник, то еще не раз присядет и понаблюдает.
Если продолжать преследование, он уйдет на большое расстояние, в труднодоступные места, причем может долго не ложиться, а просто сидеть. Вытропить его повторно в такой ситуации можно только с большими затратами сил и времени. Бывает, что на первом «присаживании» заяц охотника не обнаруживает, тогда путь до следующей лежки будет в несколько раз короче, и «намастерит» косой значительно меньше.
Повторно тропить такого зайца я возвращаюсь через час-полтора, не раньше.
Оставить подранка на ночь — значит его потерять: лисы, совы и бродячие собаки найдут его быстро. И только легкораненых, не кровящих удается добрать на следующий день.
В наших местах довольно большое количество лесополос, которые служат для снегозадержания и, следовательно, располагаются поперек направления господствующих ветров, на расстоянии порядка 500–800 метров друг от друга. Деревья в них расположены в 1–5 рядов, без подроста из молодых деревьев; междурядья, а особенно крайние с подветренной стороны, зарастают густой высокой травой и усыпаны опавшей листвой и сломанными ветками — отличные укрытия для зайцев среди пространств возделанных полей. Из-за своего расположения одна сторона лесополос имеет наст или выдувается до земли (здесь зайцу легче перемещаться и скрывать следы), а с другой стороны, под ветром, идет широкая полоса травы с рыхлым снегом (больше корма и укрытий)
ЛЕСОПОЛОСЫ

При троплении следует идти в том ряду, где меньше шумит, но при этом нужно обязательно видеть след и периодически выходить из лесополосы на поле, чтобы не пропустить обратный след или «двойку» (зайцы почти всегда для этого выходят на поле, редко далее 5–7 метров, т.е. в пределах видимости). Если всего 1–2 ряда деревьев, то лучше идти в нескольких метрах от лесополосы, с наветренной стороны. Внутри, между рядами деревьев, на земле всегда много веток, и каждый раз приходится выбирать, где легче идти. С подветренной стороны, на поле, рядом с лесополосами, тоже лежит много сломанных веток, которые зайцы активно грызут и просто посещают. При троплении сюда не следует выходить, заяц все равно здесь не ляжет и вернется в лесополосу, а вот охотника, вышедшего в поле, может обнаружить гораздо раньше, поскольку лежит головой как раз в эту сторону. Если лесополоса имеет выраженные подъемы и спуски, то в большинстве случаев заяц ложится в верхней точке возвышенности и в два прыжка скрывается из вида охотника, идущего внизу. Когда велика вероятность близкой лежки (следы, кучи веток, куртины травы на возвышенности), я за 40–60 метров (зависит от шумности снежного покрова) выхожу в поле с наветренной стороны (там наст или снег выдуло до земли) примерно на такое же расстояние и возвращаюсь в лесополосу только напротив «макушки» бугра, чтобы поднявшийся заяц был в поле зрения.
Зайцы охотно ложатся в лесополосы, если днем ожидается осыпание кухты, которая скрывает их следы на лежку. Перед такой лежкой они намного меньше ходят и мастерят. В такие дни (а их у нас стало много в связи с незамерзающим из-за ГЭС Енисеем) я всегда стараюсь заехать на лесополосы, даже если был в другой стороне. Тем более что в бурьянах осыпающаяся кухта практически полностью исключает возможность найти зайцев.
Неохотно ложится заяц в лесополосы, когда расположенные рядом поля заброшены, заросли бурьяном, вспаханы с глубокими бороздами и комьями земли или же когда после уборочной осталась высокая стерня, валки и кучи соломы. И только с выпадением большого количества снега ему легче передвигаться в лесополосах, чем в поле, и на лежки он приходит туда.
Нередко случается, что поднятый заяц благополучно переходит в следующую лесополосу, тогда удается увидеть, в каком направлении он пошел. В таком случае я под прикрытием первой лесополосы захожу с большим запасом по ходу зайца, затем пересекаю поле и очень тихо и медленно иду к предполагаемой лежке в новой лесополосе. Поскольку заяц ложится головой к своему следу, к нему удается подойти достаточно близко со спины, а того времени, пока обходишь по лесополосе и пересекаешь поле, хватает, чтобы заяц успокоился. Много раз мне давалось повторно подойти к русакам, не лежащим, а сидящим и глядящим в сторону своего следа с первой лежки.
В лесополосе чаще всего приходится стрелять на первых метрах после подъема зверька, который затем закрывается деревьями, поэтому первый патрон не должен быть с крупными номерами дроби и в контейнере. Всегда надо быть готовым быстро сместиться в соседний ряд или выбежать из лесополосы. Если в начале охотничьего сезона бывает довольно много следов между лесополосами и примыкающими к ним дорогами, оврагами, бурьянами, крепями, то с усилением охотничьего пресса зайцы туда уже не выходят. Создается ложное впечатление, что их здесь уже нет, но стоит проехать вдоль лесополосы, и следы появляются вновь. Несмотря на то что поля с крупной пахотой и с неубранной соломой могут дать достаточно укрытий, зайцы практически всегда выходят к лесополосам. Там легче искать их следы. К сожалению, зайцы лесополос особенно уязвимы для охотников из-под фар и при отсутствии достаточной охраны выбиваются подчистую еще до снега.
ЗАБРОШЕННЫЕ, ЗАРОСШИЕ БУРЬЯНОМ ПОЛЯ
Эти угодья храктеризуются большим количество укрытий; непредсказуемостью перемещения, кормления и местонахождения лежек; при большом охотничьем прессе являются резерватом, особенно от автобраконьеров; именно по бурьянам заброшенных сельхозугодий эффективны колеи, проложенные с лета — осени; в больших, сплошных зарослях высоких бурьянов на лежку русак не остается, уходит туда, где может быстро выйти на «оперативный простор» и набрать скорость.
КОСОГОРЫ, ОВРАГИ

Особенно охотно зайцы ложатся на склонах (косогоры, овражки), чаще в их верхней части. Внизу зверек ложится только в том случае, если там есть хорошие естественные укрытия: куртины высокой травы, поваленные деревья, кучи веток и т.п.

С увеличением глубины снежного покрова он внизу уже не ложится. Перед лежкой он неоднократно проходит по склонам вверх-вниз. Распутывая следы, не спускайтесь вниз по малику — заяц уйдет за спиной. Сначала я прохожу поверху, часто останавливаясь, резко меняя направление, поворачиваясь, и не отвожу взгляда от склона. Если лежка на этой стороне склона, то заяц чаще всего не выдерживает такого поведения и срывается, причем достаточно долго находится в поле зрения при любом направлении движения. Затем, если есть возможность, я перехожу на другую сторону и делаю то же самое. Если обходить далеко, то спускаюсь вниз и разбираюсь со следами, не выпуская из поля зрения противоположного склона.
Практически всегда русаки посещают находящиеся поблизости дамбы, каналы, рвы с насыпями, карьеры и тому подобные искусственные изменения рельефа.
В этих местах в любое время года и при любом снежном покрове есть места, где ему легко укрыться (кустарники на бровке, куртины травы, снежные надувы и т.п.) и легко скрывать свои следы (наст, оголенные ветром до земли участки, колеи от транспорта). Обнаружение заячьей лежки требует немалого труда и мастерства. Но если не делать грубых ошибок, стрелять можно, как в тире. Пока снега не слишком много (до 20–30 см), заяц часто путает свои следы внизу, в густой высокой траве на дне он набивает целые тропы, распутать которые невозможно. Да и не нужно, поскольку ложится он все равно ближе к верху канала.
ДАМБЫ, КАНАЛЫ

После ветров на одной стороне каналов образуются наст и надувы, другая сторона оголяется, вот по ней и надо идти (хорошо просматриваются все подозрительные места под снежными козырьками). Главное — помнить, что место для лежки выбрано так, чтобы заяц мог за 1–2 прыжка укрыться от охотника, поэтому останавливаться надо очень часто, иначе зверь пропустит тебя и уйдет за спиной. Ни в коем случае не следует тропить по дну или опускаться по откосу ниже уровня плеч: не сможешь стрелять зайца, когда он выскочит наверх, а раньше просто не успеешь.
После обильных снегопадов и сильных ветров не слишком глубокие канавы и каналы заполняются рыхлым снегом с образованием твердого наста сверху. Нередко (особенно в сильные морозы) русаки пробивают (или выкапывают) небольшое отверстие в насте и устраивают норы длиной до нескольких метров. Ни направление норы, ни место, где может выскочить заяц, определить заранее невозможно. С норной собакой результат стопроцентный, а без нее лично у меня, удачными были не более половины случаев. Зато по эмоциональности эту охоту трудно сравнить с другими.
КОЧКИ

Поросшие высокой травой кочки сухих болотин и закраек «мокрых» болот привлекательны для русака тем, что между кочек плохо видны его следы, а согнувшиеся под ветром и снегом пучки травы создают многочисленные укрытия с подветренной стороны. Конечно, ходить охотнику между кочек утомительно, на лыжах часто просто невозможно, но все окупает результат. Почти в половине случаев тропление в таких местах приходится завершать прочесыванием змейкой, но площадь поиска всегда невелика.
Именно в кочках мне неоднократно приходилось в буквальном смысле слова наступать на зайца. Особенно хороши кочки для новичков и стрелков с посредственной подготовкой: встают зайцы от стрелка близко и долго не могут развить большую скорость, что позволяет сориентироваться и отстреляться не только из двух стволов, но даже перезарядиться.
Охота в таких местах начинается с выпадения первых снегов и продолжается до тех пор, пока снег не сровняет кочки или не образуется прочный наст. Я держу на учете все подобные места и стараюсь не привлекать к ним постороннего внимания: иду пешком, а не подъезжаю на машине.
ПАРНЫЕ ЗАЙЦЫ
Парные зайцы — это два однопометника (чаще из последнего помета), которые все время держатся рядом: вместе кормятся, бегают, ложатся. Охота на них имеет некоторые особенности. Парные зайцы чаще всего встречаются на открытых пространствах (лесополосы на возделанных полях, покосы, луговины).



При более ограниченном количестве укрытий их многократно пересекающиеся следы нелегко распутать не только человеку, но и лисам. Лежек парных зайцев на открытых местах (пахота, стерня) я не встречал, всегда они были в лесополосах, кочкарниках, болотинах. За сезон я «вытаптываю» не более 4–5 таких пар, одного из них добываю почти всегда, а вот сразу двух редко.
Тропить их достаточно просто. Обычно я иду по одну сторону от следов, не пересекая их и особо не разбирая. Отходящий в сторону один из следов либо возвращается назад, либо к нему подтягивается второй, и дальше они снова идут вместе. И сколько бы раз ни расходились их следы, к местам лежки они приходят вместе. Двоек, троек парные зайцы делают намного меньше, чем одиночки, и появление двоек требует максимум внимания.
Ложатся парные зайцы не далее 40–50 метров друг от друга, и очень важно не пропустить скидку на лежку первого зайца. По совершенно необъяснимой для меня причине сначала с лежки встает «дальний» заяц и лишь потом «ближний».
По-другому в моей практике не было ни разу. Как исключение, они могут выскочить одновременно, когда по следу вытропить невозможно и приходится методично «вытаптывать» челноком каждую кочку, а лежки находятся рядом. В такой ситуации они лежат, как говорится, до последнего, и мне не раз приходилось буквально наступать на них.

                          Немного полемики

Из книги в книгу, с сайта на сайт кочует постулат: «никогда не прекращать топтаться на месте, если при троплении приходится остановиться для распутывания следов». Придерживаюсь этого только в трех случаях:
1) в очень сильный мороз, когда заяц может слышать хруст снега за пределами выстрела (охоту «в одного» в такую погоду считаю малоперспективной);
2) когда крайне нежелательно, чтобы заяц встал именно в этот момент (плохая видимость, неудобное расположение на местности и т.п.);
3) если полностью дезориентирован в следах (давно не попадал в такую ситуацию).
В остальных случаях остановки при троплении предпочитаю вести себя максимально тихо, повернуться корпусом в направлении вероятной лежки или направления следа, изготовиться к стрельбе, не задерживать взгляд надолго в одном направлении.
Русак не выдерживает и вскакивает с лежки, только если находишься достаточно близко к нему (гораздо ближе дистанции уверенного выстрела) и долго смотришь в его направлении. Только если двигаться прямо на лежку, русак может встать пораньше (если уже услышал охотника), но все равно в пределах выстрела.
Исключение — сильный мороз, когда эта дистанция может оказаться запредельной. Если же проходить мимо лежки по дуге, заяц чаще всего пропустит охотника и встанет уже у него за спиной (отсюда и требование всегда держать в поле зрения внутреннюю часть дуги).
ПРО ВЕТЕР
Многие источники утверждают, что «заяц всегда ложится головой против ветра». Не знаю, откуда взялось и на чем основано это утверждение, но мой опыт охоты в наших краях говорит иное.
Во-первых, крайне редко ветер не меняет своего направления от рассвета до вечерних сумерек.
Но ведь заяц не вертится на своей лежке за ветром. Постоянным по направлению ветер бывает только при его значительном усилении при прохождении атмосферных фронтов, но в такую погоду заяц забивается в крепи, где вообще нет никакого ветра. Во-вторых, излюбленные места лежек русака — под пучком травы, пригнутой ветром и снегом, под козырьком снежных надувов, в лунках, выбитых ветром в снегу с подветренной стороны кочек и борозд на пахоте.
Лежит заяц во всех таких местах головой к своему следу, т.е. к «входу», а значит, спиной к ветру. В-третьих, элементарная логика диктует, что в укрытии, расположенном входным «отверстием» к ветру, будет гораздо холоднее, а звери очень берегут свою энергию.
ПРО ОБОНЯНИЕ
Широко распространена следующая рекомендация: «Чтобы заяц тебя не учуял при поиске, нужно всегда двигаться против ветра». За свою почти полувековую практику никогда не принимал во внимание обоняние зайца и не имею ни одного достоверного подтверждения определения русаком опасности при помощи обоняния.
Более того, не один десяток раз доводилось подходить практически вплотную к зайцам на лежке с самых разных направлений, подолгу стоять рядом, ожидая его реакции. Происходило это чаще всего в теплую, мягкую погоду, когда запахи распространяются совершенно беспрепятственно. И опять же логика подсказывает, что нос зайца на лежке находится в нескольких сантиметрах от поверхности земли, само место для лежки выбирается так, чтобы защитить от приземного ветра, — где уж тут унюхать опасность на расстоянии!
При выборе направления движения я считаю определяющими другие факторы: рельеф местности, состояние снежного покрова, растительность, кормовую базу, погоду и т.д. Ветер доставляет лишь две неприятности:
1) маскирует шум поднимающегося с лежки зайца, но с этим ничего не поделаешь при любом направлении движения;
2) несколько раньше доносит до лежащего зайца шум от передвижения охотника, но и это не будет большой бедой, поскольку происходит в направлении взгляда охотника (когда он идет по ветру) и в пределах выстрела.
МЕРТВАЯ ПОРОША
Если ночной снегопад заканчивается уже под утро, многие сетуют на отсутствие следов зайца (мертвая пороша) и не советуют охотиться троплением. Категорически не согласен с этим мнением: в моей практике не было ни одного случая, чтобы не отыскалась пара-тройка маликов. Всегда найдутся причины, по которым заяц загулял до утра.
Более того, обнаружить такой след — большая удача, и можно быть уверенным, что долго искать лежку не придется: и малик короче, и двоек-троек меньше, чем обычно, и свежий снег, мягкий и пушистый, заглушает все звуки и позволяет гораздо ближе подойти к лежке даже в мороз. Другое дело, что чаще встречаются эти следы в определенных местах.
Я никогда не поеду в мертвую порошу на открытые пространства (пашни, чистые луговины), а отправлюсь туда, где больше факторов беспокойства для зайца: лисы (каждый охотник знает, где ее больше обитает); совы (колки и лесные опушки, примыкающие к «заячьим» местам); бродячие собаки (основные места их пребывания и маршруты передвижения тоже известны: фермы, дачи).
Охота по мертвой пороше очень спортивна, четкие следы встречаются гораздо реже, чем уже присыпанные снегом в той или иной степени. Вот когда проверяются навыки охотника. Если же следы настолько запорошены, что лежки не найти, я просто наудачу прохожу змейкой наиболее вероятные места.
Если поднятого зайца добыть не удалось, возвращаюсь на это место через 1–1,5 часа и троплю его по свежему четкому следу. Но случается и так, что при обильном снегопаде до самого утра заяц может ложиться прямо на месте кормежки. Единственная непреодолимая помеха охоте на зайца — непрекращающийся снегопад с ветром, когда следы исчезают прямо на глазах.
И в заключение. Как бы хорошо вы ни изучили повадки зайцев, каждый сезон обязательно встречаются один-два экземпляра с таким необъяснимым поведением, что просто диву даешься. Даже при самых благоприятных условиях для охотника зайцам неоднократно удается остаться невредимыми, о чем я никогда не жалею.
                         

1 комментарий:

  1. Спасибо очень много интересных моментов. Приму на вооружение.

    ОтветитьУдалить