Георгиевская ленточка

КОСУЛЯ С ПОДХОДА

Мое самое первое воспоминание из детства, связанное с охотой: сибирское село в 50-тые годы, 8-квартирный дом, где живут «бюджетники» (учителя, врачи),  зимнее воскресное утро. Поднимается метель, а отец (сельский учитель) почему-то радуется, быстро собирает свой фронтовой «сидор» и уходит. После обеда, уже в сумерках,  подъехали сани, выгрузили большой мешок и отец пошел разносить мясо по соседям. Вечером весь дом лепил пельмени из косули.
 Охота с гладкоствольным ружьем на косулю скрадом, это «высший пилотаж» и требует хорошего знания угодий и повадок зверей, умения маскироваться и скрытно передвигаться. 
К охоте скрадом отношу не только охоту на кормежке, но и поиск косули на лежках. Иногда трудно разграничить охоту скрадом и тропление, одно переходит в другое и наоборот. Тем более что в нашем регионе сроки и продолжительность охоты на косулю таковы, что возможность тропить  и скрадывание совпадают по времени.
Для экономии времени в короткий зимний день, с рассвета начинаю объезжать на машине все перспективные места, где могла наследить косуля.


Сравнительно большие лесные массивы сначала «обрезаю» с подветренной стороны по примыкающим открытым пространствам, не ближе 30-40 метров от опушки, чтобы не спугнуть косулю с лежки. 




 Давно изменилась реакция зверей на автотранспорт - если ещё лет 15 назад можно было спокойно проехать в 15-20 метрах от лежек, то сейчас в такой ситуации косуля встает. Может и не убежать сразу, но встанет обязательно и будет наблюдать, а значит, если и заметил след этих косуль, подойти на выстрел не сможешь. Про реакцию на остановку машины и выход человека и говорить нечего - сразу уходит далеко.
Когда проезд на машине уже не возможен, перехожу на лыжи, но все равно перемещаюсь по старым машинным колеям или буранницам - экономит и время и силы. Косуля, если её не беспокоят, придерживается одних и тех же маршрутов и типичных мест для лежек. Непосредственно скрадывать иду далеко не по каждому следу, а только по тем, которые идут в направлении перспективных для лежки мест на расстоянии не далее 1-1,5 километров. Крепи обхожу только с подветренной стороны.
Всегда избегаю ходить по открытым местам (просекам, полянам, вырубам), обхожу их вокруг, на несколько метров углубившись в заросли. Не было ещё ни одного сезона, чтобы такой прием себя не оправдал.                                                                                                                       
В мороз пробовал использовать обувь (меховые чуни из бобра), обшитую сверху шкурой мехом наружу - якобы глушит скрип снега. Испытывал разные варианты и отказался в первый же год по двум причинам:  
первая (главная) - чтобы действительно снизить шум от скрипа снега надо такую «мохнатую» обувь, что ходить в ней слишком неудобно и утомительно;
 вторая - такие морозы, когда действительно необходима маскировка скрипа снега, наступают у нас когда лицензии на косулю давно закрыты. 
Косуля довольно постоянна при выборе мест для лежек и, если её не беспокоят, то ложится на ограниченной территории по нескольку дней подряд. 

Да и потревоженная, если не замечает  преследования, уходит на другое место не далее 1-1,5 км. Таких излюбленных мест не слишком много и большинство из их них можно обнаружить, если заниматься этим целенаправленно, в течение хотя бы пары лет. Без такой подготовки скрадывание косули потребует много сил и времени, да и успех будет лишь случайным.
У меня есть «в учете» более десятка таких мест, где косуля есть практически всегда, другое дело, что далеко не всегда погодные и другие условия позволяют увидеть зверей, но свежие следы и «горячие» лежки имеются там всегда.  
По моим наблюдениям, в наших угодьях явное предпочтение при выборе мест для лежек  косуля отдает возвышенностям (буграм) большим и не очень, без разницы, среди деревьев или на открытых пространствах (но в достаточно высокой траве). Ложится в верхней части склонов (косогоров) или «на макушке», но поблизости от склона, что и понятно: с этих мест дальше видно и слышно, а постоянное движение воздуха в таких местах приносит запахи издалека. По этим же причинам часто встречаются у оврагов, которые дают дополнительную  защиту своими крутыми склонами.
Любит косуля ложиться и на берегах стариц и небольших речек или проток, причем, перейдя по льду, поднимается наверх и ложится совсем рядом с берегом. При поисках косуль я на лыжах хожу по середине стариц и, обнаружив следы перехода, не иду по ним (сразу заметят сверху и уйдут в заросли), а прохожу без остановки дальше метров на 50-70. Затем, сняв лыжи, крадусь к предполагаемым  лежкам «с тыла», отрезая от зарослей. Даже если косули поднялись раньше, чем замечаю лежку, успеваю сделать несколько выстрелов, пока они находятся на открытом льду. 


 Всегда проверяю следы косуль там, где растут высокие, с мощным стеблем, растения: репейник, крапива, конопля, борщевики, полынь и т.п. – эти травы не ложатся под ветром и остаются доступными при самом глубоком снеге, до самой миграции.
Есть ещё один тип мест, характерных для лежек косули: заболоченные участки луговин и болота с высокими кочками. До наступления сильных морозов, особенно когда снег положил и присыпал высокую траву, вода здесь не замерзает и тогда ни пройти, ни проехать не возможно. Я проезжаю вдоль таких мест и, обнаружив следы перехода, захожу «с тыла» (см. выше). Правда обходить в таких местах приходится довольно далеко, зато подпускают к лежкам ближе и уходят открытым местом, через воду. Поэтому до самых сильных морозов вожу в машине болотные сапоги. Часто с такими местами соседствует хвощ зимующий, что дополнительно привлекает косулю. Однако охотиться скрадом здесь можно только в достаточно сильный ветер или метель: вода «чавкает», хвощ сильно шумит и растительность довольно чахлая. 

Не стоит тратить время на скрадывание на больших площадях бурьянов или густого древесного подроста, несмотря на то, что звери там есть практически всегда. Подойти можно буквально на несколько метров, однако, на лежке косулю не разглядеть, а после подъема и треск слышен, и видно как трава шевелится, но самих зверей, не видно.
Выбор косулей мест для лежки зависит от многих факторов, причем далеко не всегда очевидных для охотника. Например: ясный, морозный, безветренный день, пересеченная местность - должны бы лечь на солнечной стороне косогоров, а легли в непролазных крепях или в густых бурьянах заброшенных полей. Причина этому - массовое «нашествие» охотников в предшествующие выходные из-за хорошей погоды и небольшого снега.
Или такой пример: с вечера дует сильный ветер, начинаешь с утра поиски в «закрытых» местах, типичных для такой погоды, а косуля оказалась на открытых опушках колков и в островках травы и бурьяна на полях и луговинах. Причина этому - стихнувший к 10-11 часам ветер, т.е. косуля «знала», что ветер перестанет уже после того, как скроет её следы на лежку.
Нетипичным может стать поведение косули из-за  большого охотничьего пресса (снега так мало, что проходит любой транспорт; или «длинные выходные»; или лицензии «горят» и т.п.). В такой ситуации звери находят труднодоступные для транспорта места, небольшие по площади, сравнительно удаленные от дорог, с непроходимыми зарослями кустарников,  незамерзшие поймы ручьев и т.п. Они могут по нескольку дней (до недели) находиться там, не посещая  другие стации и питаясь тем, что есть. Уходят и на совершенно открытые места - пашни или поля со стерней, и ложатся в лесополосах, причем встают при любой попытке автотранспорта свернуть с дороги на поле.
Я оставляю машину в торце лесополосы и иду по ней. Ходить приходится много, но на таких открытых местах почти всегда есть ветерок и довольно часто удается подойти на выстрел. Тем более что вставшая с лежки косуля чаще всего сразу выходит в поле и можно сделать несколько выстрелов. Подробнее об охоте в л\полосах  http://www.ohotniki.ru/hunting/article/2015/02/13/643269-gde-lezhit-zayats-.html

 Следы на лежку (равномерный шаг, редкие остановки, придерживаются одного направления) легко отличить от жировочных (ковыряние в снегу мордой и копытцами, топтание вокруг кустов и крупных растений, на следах встречается много осыпавшихся сухих остатков растений). Перед залеганием довольно часто (но не всегда) косуля делает подобие петли таким образом, чтобы с лежки можно было контролировать приближение опасности со стороны следа. Непосредственно перед залеганием косуля передвигается медленно, топчется на одном месте, бывает, что начнет расчищать место для лежки и бросает, отходит на другое место, рядом. Поэтому не редко количество расчищенных мест для лежки больше числа косуль в табунке. Во время этой подготовки к залеганию косуля предельно внимательна и осторожна и обнаруживает приближение опасности гораздо раньше, чем её саму заметит охотник. Именно поэтому, никогда не выхожу скрадывать раньше 9-10 часов утра.
Бывает и так, что косуля не сразу определяется с конкретным  местом лежки и некоторое время бродят на небольшом пространстве. Такие следы издалека (чаще в оптику) легко принять за кормовые наброды и прозевать лежки. Переходы косуль «от лежки до лежки» (в спокойном, не потревоженном состоянии) редко бывают более 1,5-2 км.
При скрадывании не следует идти в самом низу лога, ложбины, подошвы косогора - не заметишь ухода косули с лежки. Лучше всего двигаться ближе к верху, но не по самому гребню, где твое движение на фоне неба будет слишком заметно и видно издалека. При необходимости подняться на самый верх следует использовать укрытие (кусты, большое дерево подрост) и на гребне лучше «прижаться» к укрытию, а «не маячить» на открытом месте. Если надо пересечь открытое место (поляна, луговина, просека или прогал в лесу и т.п.) обязательно надо приостановиться, не выходить сразу, пока внимательно не осмотришь все вокруг. В таких местах часто можно встретить зверей, тем более что они тоже никогда сразу не выходят на открытое место, а некоторое время стоят: нюхают, смотрят, слушают.
По этой же причине не стоит идти по самой опушке: косули ложатся на лежку обычно не далее 10-20 метров от края деревьев (кустов) и силуэт охотника на фоне открытого пространства они заметят издалека. Я стараюсь идти в пределах 40-50 метров от опушек, т.е. на расстоянии уверенного выстрела. 

Если на ходу нечаянно подшумел (наступил на сучок, треснула ветка и т.п.), обязательна остановка и максимальная неподвижность  не менее 3-5 минут. При первом звуке звери настороженно прислушиваются несколько минут, пытаются определить направление и источник шума и при малейшем намеке на повторный звук с той же стороны срываются с места.
Много спорят на тему в каком направлении уходит поднятая с лежки косуля: по ветру или против. На мой взгляд, в первые минуты это зависит только от рельефа местности и откуда появился источник беспокойства, и диктуется стремлением максимально быстро скрыться из виду или удалиться.
Ко времени охоты на косулю с подхода, они уже редко встречаются в одиночку, чаще небольшими группами по нескольку особей и на лежки ложатся не далее нескольких метров друг от друга, обычно головами в разные стороны. Услышав посторонние звуки  или поймав запах, косули вскакивают одна за другой,  и некоторое  время стоят, пытаясь определить направление и источник опасности. Очень редко все сразу срываются с места, что позволяет достаточно спокойно отстреляться по выбранной цели. Бывает и так, что косули, вскочив с лежки, отбегают на несколько метров, но затем все равно останавливаются. Даже одиночка, вскочив с лежки, часто замирает на несколько секунд, прежде чем побежать. Практически всегда успеваешь отстреляться, как минимум, по одной цели. Если нет задачи  добыть конкретный трофей (рогача или «на мясо»), целюсь в ту косулю, у которой голова закрыта деревом или кустами, и она не видит манипуляции с ружьем. Но и медлить нельзя, да и вообще, при скрадывании косули надо быть готовым к её появлению в любой момент. Все реже и реже удается разглядеть косулю на лежке - чаще в момент подъема или уже в начале движения.
При скрадывании косули останавливаться и осматривать местность надо не через определенные промежутки времени или пройденного  расстояния, а с каждым изменением обстановки в поле зрения. Поднялся на бугорок, даже небольшой - осмотрись; открывается вид на косогор - тщательно изучи его, причем не надо ждать пока откроется  весь склон, поздно будет! 
Скорость движения при скрадывании надо выбирать так, чтобы ни в коем случае не потеть:  подробнее о маскировке запахов см. «О маскировке на охоте» 
На лыжах хожу медленно и, приближаясь к местам с большой вероятностью лежек, снимаю их, вставляю одну лыжу в другую, связываю, чтобы не стучали и за петельки в носках, креплю к поясу шнуром  длиной 2- 2,5 метра.
Если же скрадываю (ищу) косуль не на лежке, а кормящихся, то иду вдоль кормовых мест, отойдя от опушки на несколько метров, чтобы скрыть свой силуэт среди деревьев и кустов. Когда укрытий недостаточно, я иду «дугами»: подкрался ближе к открытому месту, осмотрелся и вернулся назад, чтобы обойти по дуге  метров 50-100 (зависит от видимости и наличия бинокля). Планируя охоту, исхожу из того, что утром косуля кормится до 9-10 часов (зависит от времени года), вечером после 16-17 часов. Если ночью была метель или обильный снегопад, то днем косуля кормится дольше. Последние годы я все меньше охочусь скрадом на местах кормежки в сельхозугодьях из-за того, что к этим полям озимых, кукурузы, подсолнечника, сои  везде есть сравнительно хорошие дороги, а значит ещё задолго до сезона охоты звери тех мест хорошо «знакомы» с охотниками. При таком охотничьем прессе «настеганные» животные меняют и свой обычный распорядок питания, и маршруты движения, и на лежки уходят гораздо дальше, и ведут себя намного «строже». С субботы до вторника в местах массового кормления  косули стараюсь и не появляться - зря  время терять и собаками рисковать.
 В охоте скрадом пожалуй, самый  большой процент неудач, когда косуля встает и уходит без выстрела. По чернотропу или многоследице можно даже и не заметить, что звери «были да сплыли». У меня не раз случалось так, что поднимал по нескольку табунков за день, но ни разу не удавалось выстрелить. Оставалось утешиться тем, что «не в магазин пришел». Если косули ушли не замеченными или без выстрелов, я выжидаю минут 15-20 и затем выясняю направление их движения, обрезая следы в 100-150 метрах от лежек. Повторно скрадывать поднятых зверей имеет смысл только там, где их мало и можно  не успеть до темноты найти других, или в таких местах, где на небольшой площади встречается много мелких укрытий для косули - тогда они уходят не так далеко и подобраться легче.  

Охота скрадом больше, чем любой другой вид охоты зависит от погоды, но я не согласен с категоричным утверждением, что для успешной охоты скрадом обязательно  необходим достаточно сильный ветер. Спору нет, в сильный ветер, метель гораздо проще подойти на выстрел, однако можно использовать и другие факторы.

Примеры

1. В больших логах, оврагах  практически при любой, даже самой тихой погоде есть достаточно устойчивое движение воздуха. Лога и овраги у нас расположены в самых разных направлениях, поэтому всегда могу выбрать удобные для охоты. Такое же движение воздуха имеется и у границы лесных массивов с большими открытыми пространствами.                                                                                                                                                 
2. Если при высоте снежного покрова более 7-10 см. наступает сильная оттепель, то двигаться можно совершенно незаметно: мягкий влажный снег глушит все звуки, а интенсивное испарение уносит запахи вверх (особенно в солнечную погоду).  
                    
3. Не один раз мне удавалось успешно охотиться скрадом в сильный снегопад, который и звуки гасит, и маскирует фигуру, и запаху не дает распространяться.   

4. Утренние туманы, особенно вдоль берегов отрытой воды (до замерзания рек и озер)  и круглый год вдоль Енисея (не замерзает из-за ГЭС) так же часто сопровождаются движением воздуха от воды на сушу (снизу вверх). 
  В снегопад и туман мало того, что косули буквально из-под ног встают, но и никогда не убегают сразу, а несколько секунд стоят на месте, определяя источник опасности.  
Все перечисленные примеры подразумевают исключительно хорошее знание угодий, чтобы ориентироваться куда поехать при любой погоде и не заплутать при видимости всего в несколько метров.

О доборе подранка косули. 

Если его не преследовать, то идет не далеко, до ближайшего укрытия и ложится там. Причем часто ложится не сразу, а настороженно стоит пока есть силы.  Если замечает преследование, то на адреналине уходит  гораздо дальше, покидает открытые места и забивается в крепи, в такие заросли, что при доборе  приходится заползать туда буквально на четвереньках.
Когда нет возможности дать время подранку облежаться час-полтора (близко наступление сумерек, следы могут быть скрыты снегом или ветром и т.п.), не следует идти по следам, а лучше обрезать и зайти «с тылу» (конечно, с учетом ветра). Я в такой ситуации иду за собакой (одну из них всегда, в любую поездку, беру с собой), да и машину лучше подогнать, чтобы было ближе мясо выносить. 

Случается и так, что подранок из табунка (чаще молодой, нынешний) не уходит далеко, а держится на виду (в траве, подросте или болотине), но за пределами выстрела: и ближе не подпускает, и далеко не уходит. Пулей из гладкого сложно попадать в голову или шею (больше ничего не видно), поэтому для таких доборов использую связанную картечь. На 80-90 метров результат 100%. (Так же довольно часто использую связанную картечь при стрельбе на местах кормежки, когда нет возможности подобраться ближе). 
О снаряжении патронов со связанной картечью http://gorlevskijblog.blogspot.ru/2015/04/blog-post_18.html

Если подранок лег на сравнительно открытом пространстве, то в безветренную погоду подходить следует по спирали (ближе подпускает); если есть движение воздуха -  подходить зигзагом, из-под ветра; на склонах идти надо сверху – вставший зверь дольше не скрывается из виду, а ветер днем сверху вниз дует крайне редко, обычно вдоль склона или снизу.
Удачных охот.

Комментариев нет:

Отправить комментарий